Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

За 20 лет ЕСПЧ постановил взыскать с России в общей сложности €2 млрд компенсаций

За 20 лет Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) присудил €1,95 млрд по жалобам против России. Такие данные приводят исследователи фонда «Общественный вердикт», которые проанализировали работу суда применительно к России и то, как российские власти исполняли его решения. Результаты исследования, проведенного к юбилею признания Россией юрисдикции ЕСПЧ, опубликованы на специальном сайте.

Европейская конвенция прав человека действует в России с 5 мая 1998 года. Она распространяет на Россию юрисдикцию ЕСПЧ. За это время суд зарегистрировал 148,7 тыс. жалоб в отношении российских властей, подавляющее большинство из них (136,6 тыс.) были признаны неприемлемыми. По 4,5 тыс. жалоб вынесены 2,3 тыс. постановлений (их меньше, чем жалоб, потому что во многих случаях однотипные жалобы объединялись в одно производство и по ним выносилось одно постановление). Во многих постановлениях речь идет о нарушении сразу нескольких статей Европейской конвенции.

Чаще всего суд признавал, что Россия нарушила право заявителя на справедливый суд (упоминается в 1093 постановлениях), статью конвенции о запрете пыток и бесчеловечного отношения (994 постановления) и право на свободу и личную неприкосновенность (932 постановления).

В 2017 году Россия стала лидером по числу признанных ЕСПЧ нарушений прав человека ​ (страны касались 293 решения суда) и по сумме взысканных компенсаций (€14,6 млн). При этом Россия выплатила в срок компенсации всего по 60 делам, долги перед заявителями у России к концу 2017 года оставались по 493 делам, в 230 случаях платежи были просрочены более чем на полгода...

Публичная риторика представителей российской власти в отношении ЕСПЧ за 20 лет сильно изменилась, указывают авторы исследования. Так, в 1998 году депутат Госдумы Сергей Глотов называл признание юрисдикции ЕСПЧ «возможностью укрепить правовое положение наших граждан» и «важным механизмом защиты наших избирателей». Тогда же первый замминистра иностранных дел Игорь Иванов (впоследствии глава МИД) называл ратификацию Европейской конвенции «логическим продолжением врастания России в семью демократических наций Европы». Владимир Путин в 2007 году считал ЕСПЧ «крайне важной составляющей сегодняшнего глобального мира» и призывал «прислушаться к той критике, которая звучит в наш адрес», при этом оговаривался, что «когда кто-то встает в позицию менторства и поучения — это для нас неприемлемо».

Президент Дмитрий Медведев в 2011 году отмечал, что «в ряде случаев этот суд выносит решения против Российской Федерации», и «возникает ощущение того, что решение суда принято небеспристрастно, а иногда даже, может быть, политически мотивированно». Председатель Госдумы Сергей Нарышкин в 2015 году заявлял, что Россия не позволяла суду расширять круг его полномочий «в одностороннем, ползучем порядке» и «не передавала ЕСПЧ полномочий пересматривать нашу Конституцию, присваивать судебную, и не только судебную, власть».

«Для нас решения Европейского суда не будут легитимными, если российская делегация не вернет себе право голоса в Парламентской ассамблее Совета Европы», — заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко в октябре 2017 года (Россия лишилась права голоса в ПАСЕ в 2014 году после присоединения Крыма).

В марте текущего года источники «РИА Новости» сообщили, что профильные ведомства изучают возможность денонсировать Европейскую конвенцию.


ОТСЮДА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments