Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Суд по делу «Седьмой студии». День первый

В Москве начался судебный процесс над Кириллом Серебренниковым и другими участниками его "преступной группы". Вот как он проходит (текстовая трансляция газеты "Коммерсантъ"):



10:27. В зал вошла судья Ирина Аккуратова, все присутствующие встали. Он коротко поздоровалась и сказала: «Прошу садиться». «Имеются ли допрошенные по делу свидетели? Если имеются, прошу их покинуть зал заседаний»,— сказала судья. Несколько минут зал молчал, затем встала супруга Малобродского и вышла из зала.

10:28. После начинается традиционная процедура установления личностей подсудимых. Итин, Малобродский, Апфельбаум, Серебренников встают по очереди, представляются и отвечают на вопросы судьи: где зарегистрированы, есть ли дети, сколько времени провели под арестом.

10:35. Встает Серебренников, представляется. Он говорит, что холост, военнообязанный, что на иждивении есть престарелый отец. На Серебренникове черная футболка, на спине большими белыми буквами написано «Жги». Судебные приставы и слушатели в зале улыбаются, когда Серебренников поднимается, чтобы ответить на вопросы судьи.

10:47. Встает представитель Минкульта. Судья говорит ему, что по данному делу министерство является гражданским истцом. Далее судья зачитывает ему права, что истец вправе знакомиться с материалами дела, участвовать в деле и в прениях по делу.

10:48. «Гражданский иск заявлен у вас по делу на сумму 133 млн рублей. Иск заявлен к подсудимым, а также к Масляевой. Поскольку сейчас четверо подсудимых, с кого сейчас просите взыскать?»,— спрашивает судья. «С четверых подсудимых»,— после некоторого замешательства отвечает истец.

10:49. «Я возражаю против иска. Я ничего не крала»,— говорит Апфельбаум на вопрос судьи, готова ли она признать себя ответчиком по иску. Итин также отказался. «Разумеется, я возражаю»,— отвечает Малобродский. Все адвокаты поддерживают своих подзащитных.

10:50. Судья Аккуратова признает всех подсудимых гражданскими ответчиками.

10:51. Выясняется вопрос о наличии ходатайств. Никто из подсудимых и адвокатов ходатайств не заявляет. Ирина Поверинова, адвокат Апфельбаум, отмечает, что «на данной стадии» у нее ходатайств нет.

10:52. Судья запрещает вести видеосъемку. Журналистам разрешается присутствовать на заседании и вести только аудиозапись заседания.

10:52. Суд перешел к судебному следствию. Прокурор зачитывает обвинительное заключение.

11:03. Не позднее марта 2011 года, читает прокурор, Серебренников лично принял решение о создании «Седьмой студии», утвердил устав, сформировал правление, в состав которого был включен Итин.

«Итин и Серебренников, имея корыстный умысел, путем обмана, приняли решение создать сплоченную группу,— говорит гособвинитель.— Действуя совместно и согласованно, Итин, Серебренников, Малобродский, Апфельбаум и Масляева решили похитить бюджетные средства».

11:04. Из обвинительного заключения следует, что Серебренников осуществлял общее руководство, лично заключал с Минкультом соглашения на получение денежных средств, а Итин осуществлял хозяйственную деятельность организации, «заключал фиктивные договоры по освоению полученных государственных денег». Масляева обналичивала деньги, Малобродский и Апфельбаум были в сговоре с ними, следует из слов прокурора.

11:08. Апфельбаум дала в нарушение требований закона указание согласовать с Малобродским конкурсную документацию, читает прокурор. Также для Серебренникова были созданы преимущественные условия участия в торгах на приобретение госденег, говорит гособвинитель.

11:15. Выполняя указание Итина, Масляева передала заявку в Минкульт об участии в конкурсе министерства, говорит прокурор. По его словам, Апфельбаум, заведомо зная о нарушении закона, обеспечила допуск «Седьмой студии» к участию в торгах, остальным было отказано. Далее Масляева, выполняя указания Итина, Серебренникова и Малобродского, изготовила и передала в министерство акты сдачи и приемки услуг на несколько миллионов рублей. Однако некоторые работы по актам не выполнялись, следует из обвинительного заключения. При этом Апфельбаум осуществила приемку актов, говорит прокурор.

11:21. Прокурор говорит, что Серебренников обеспечил перевод 1,6 млн руб. от Минкульта, а затем обналичил эти деньги и передал Масляевой. После участники преступной группы распорядились деньгами по своему усмотрению, читает гособвинитель.

11:23. В 2012 году Серебренников обеспечил новое финансирование «Платформы» на 70 млн руб., а Апфельбаум согласовала заявку Серебренникова, говорит прокурор. Далее прокурор зачитывает, что Серебренников обеспечил перевод части выделенных Минкультом денег на счета подконтрольного лица, затем обналичил их, а после участники группы распорядились деньгами по своему усмотрению.

11:26. Обналичивание средств, как следует из обвинительного заключения, проводилось через ИП Синельникова. Сам Синельников, по словам прокурора, о преступном умысле Серебренникова, Итина, Малобродского, Масляевой и Апфельбаум ничего не знал.

11:33. Прокурор зачитывает платежные поручения за 2011 и 2012 годы, по которым перечислялись деньги. По словам прокурора, речь идет о нескольких миллионах рублей, которые впоследствии обналичивались, а затем через Масляеву передавались остальным участникам преступной группы.

11:39. После прокурор переходит к финансированию «Платформы» в 2013 году. Серебренников подписал с Апфельбаум соглашение о субсидии в размере 70 млн руб., а после — и допсоглашение об изменении планов финансирования «Платформы», говорит прокурор.

11:39. Далее Минкульт одним траншем перевел 40 млн руб. на счет «Седьмой студии», затем часть этих денег, по словам прокурора, была обналичена через ИП Синельникова. Эти деньги, как пояснил прокурор, были переданы Масляевой, а та передала их Серебренникову, Итину, Малобродскому и Апфельбаум, которые распорядились ими по своему усмотрению.

12:06. Каждый раз, говорит прокурор, схема вывода денег была одна и та же:

- из «Седьмой студии» в Минкульт направлялись документы о фиктивно выполненных договорах,

- документы принимались, по ним проводилась оплата,

- затем часть этих денег переводилась на счета подконтрольных «Седьмой студии» юрлиц,

- потом деньги обналичивались и через Масляеву распределялись между всеми участниками преступной группы.

12:07. Прокурор останавливается подробно на каждом случае хищения денег. Подсудимые заскучали, адвокаты тем временем раскрыли перед собой обвинительное заключение и следят за речью прокурора.

12:07. После перечисления хищений, относящихся к 2013 году, прокурор начал зачитывать выявленные следствием случаи в 2014 году. Схема аналогичная, следует из слов прокурора.

12:11. Слушатели в зале, как и подсудимые, заскучали.
Кто-то стал переговариваться, и судья сделала им замечание, кто-то достал козинаки и начал хрустеть ими на весь зал.
Прокурор тем временем продолжает монотонно зачитывать обвинительное заключение: «Масляева перевела деньги из безналичной формы в наличную, передала их участниками группы, которые распорядились ими по собственному усмотрению».

12:25. Всего, по словам прокурора Лаврова, Серебренников, Итин, Малобродский, Масляева, Воронова и Апфельбаум, «обратили в свою пользу» 133 млн 237 тыс. руб.

12:35. Судья спрашивает у подсудимых, понятно ли им обвинение.

12:38. Первым слово дали Юрию Итину. Итин говорит, что ему понятно, в чем его обвиняют, но вины своей он не признает. Итин также уточнил, что более подробно по этому поводу выскажется его адвокат. Адвокат Лысенко повторят, что Итин своей вины не признает. Сам по себе обман не образует состава преступления «Мошенничество», перевод безналичных средств в наличные также не образует мошенничества, говорит адвокат Лысенко.

Следствие признало, что все мероприятия в рамках проекта «Платформа» были выполнены, говорит Лысенко, доказывая, что не было мошенничества.

12:43. После слово предоставляется Софье Апфельбаум.

— Понятно ли вам, в чем вас обвиняют? — спрашивает судья.

— Нет, ваша честь, обвинение мне не понятно. Обвинительное заключение не отражает ни моих показаний, ни фактических обстоятельств. По ходу разбирательства мы про это расскажем. Не говорится, каким образом и как мы похитили деньги,— говорит Апфельбаум.

— Вам не понятно, в чем вас обвиняют? — переспрашивает судья.

— Нет,— отвечает Апфельбаум.

— Вас обвиняют в хищении путем мошенничества,— говорит судья.

12:44. Апфельбаум повторяет, что ей не понятно обвинение. Судья в ответ на это объявила перерыв на 10 минут, чтобы адвокат Поверинова разъяснила Апфельбаум, как нужно ответить судье на поставленный вопрос.

12:53. Заседание возобновилось после перерыва.

13:03. Говорит Софья Апфельбаум: «Мне понятно, что такое статья мошенничество. Мне не понятно, почему мои действия квалифицируются как мошенничество. Виновной себя не считаю. Я могу сказать, что, безусловно, не согласна с тем, что было сказано. Я ни в какой сговор не вступала. Решение о проведении "Платформы" принималось не мной, а руководством Министерства культуры. Все, что я делала, я делала в рамках моих полномочий и тех указаний, которые давались руководством. Платформа несколько раз проверялась Счетной палатой, никаких претензий к нам не было. Последние документы, которые нам зачитали, я даже не подписывала. Это фактическая неправда. Я тогда была в отпуске».

13:06. После высказывается адвокат Апфельбаум — Ирина Поверинова. «Утверждаем, что в материалах дела отсутствуют какие-либо достоверные доказательства вины моей подзащитной в совершении какого-либо преступления. Она ни в какой сговор не вступала, никакие деньги не получала»,— говорит адвокат Поверинова. Она добавила, что обвинение незаконно, необоснованно и абсурдно.

13:13. После Повериновной говорит Малобродский: «Нет, ваша честь, мне не понятно, в чем меня обвиняют. То, что мы слышим в речи прокурора, сводится к многократному повторению каких-то эпизодов транзакций с последующим якобы присвоением этих средств.
Не признаю подозрения в том, что я совершал какие-либо противоправные действия».

13:14. Затем коротко высказалась адвокат Малобродского, которая сказала, что ее подзащитному непонятно обвинение.

13:23. После поднялся Кирилл Серебренников: «Я не признавал и не признаю себя виновным. Это обвинение не только абсурдно,— я в какой-то момент подумал, что у них сломался принтер, и они одно и то же печатают,— но оно действительно непонятно. Ты понимаешь все слова, но смысл понять не можешь. Прокурор читал обвинение в течение двух часов. И я эту мантру "Серебренников дал указание превратить что-то во что-то" не понимаю. Это обвинение некорректно, это пустые слова. Фактически обвинение сводится к тому, что мы предоставили в министерство ложные данные о количестве мероприятий и тем самым украли деньги. Я как худрук строго следил, чтобы все мероприятия на "Платформе" были выпущены. Мне кажется было бы логично, чтобы Министерство культуры объяснило, каких мероприятий им не хватило».

13:23. «Я призываю Минкульт не бояться, не тушеваться и выступить в этом суде первым и объяснить, что им не хватило конкретно на проекте "Платформа". Если министерство не найдет в себе силы на это, я как худрук готов дать показания первым, в самом начале процесса, и рассказать, что было на проекте»,— говорит Серебренников.

13:24. После выступил адвокат Серебренникова, который коротко заявил о невиновности своего подзащитного.

13:26. Судья Аккуратова теперь спрашивает у участников, каким они видят порядок исследования доказательств. Один из прокуроров просит суд, чтобы сначала были исследованы письменные доказательства, затем прошел допрос свидетелей, потерпевших.

13:29. Затем судья спросила подсудимых. Апфельбаум, Малобродский и Серебренников заявили, что готовы выступить до исследования доказательств. Итин решил выступить после исследования.

13:29. Судья согласилась допросить подсудимых до исследования доказательств. Первым вышел выступать Серебренников. Вопросы ему задает его адвокат Дмитрий Харитонов.

13:42. Начался допрос Кирилла Серебренникова.

14:11. - Скажите, как задумывался проект «Платформа»? — спрашивает Харитонов.

- Этот проект придумал я,— отвечает Серебренников.

- Каким образом и где вы изложили идею проекта?

- Это было, когда меня пригласили на встречу с президентом (Медведевым). Это был такой brainstorm. Так случилось, что я сидел рядом с президентом. Я рассказал ему идею. Речь шла о современном искусстве.

- Какое решение было принято по предложению?

- На этой встрече никакого решения не было. Было сказано, что надо это проработать, что это интересная идея. Но когда президент уходил, мне удалось ему передать листики с предложением, и он сказал, что посмотрит. И через некоторое время на почту МХТ им. Чехова пришла папка, что проект «Плафторма» рассмотрен, там была подпись президента. Так я узнал, что этот проект предложен к реализации.

14:24. - Какой был предполагаемый срок проведения «Платформы»? – спрашивает Серебренникова его адвокат Дмитрий Харитонов.

- В бумаге я написал три года, потому что это был минимум,— отвечает Серебренников.

- Каким образом государство планировало поддерживать «Платформу»?

- Вначале я не понял, потому что я в бумажке указал, что для реализации нужен примерно минимальный годовой бюджет. Это бюджет среднего не самого богатого театра. Как это все должно реализовываться, я не знал.

- Было ли вам известно, что проект будет одобрен Медведевым?

- Нет, конечно.

- С какого события началась подготовка проекта «Платформа»?

- Нас вызвали в Минкульт. Тогда я познакомился с Апфельбаум. Бумажка пришла из самого правительства. Это было совещание о том, как будет этот проект делаться.

- Что конкретно обсуждалось на этом совещании?

- Месяц я не очень помню. Это был 2011 год. За несколько месяцев до нашего открытия.

Меня спросили: «А у вас есть какая-то фирма или что-то? Вы же как-то деньги должны получить?» Я сказал, что у меня ничего такого нет. Один человек сказал, что все образуют автономные некоммерческие организации (АНО), и по нашей практике это удобный вариант.

- Кто еще участвовал в этом заседании?

- Мы были с Итиным на этом совещании.

- Кто предложил организовать АНО «Седьмая студия» для реализации «Платформы»?

- АНО предложило организовать Министерство культуры. Мы сказали: «Хорошо, давайте».

14:38. - В обвинительном заключении говорится, что вы договорились с Апфельбаум организовать АНО,— продолжает адвокат Дмитрий Харитонов.

- Это часть большой лжи, которая там написана. Мы, во-первых, не были знакомы. Во-вторых, это именно министерство культуры в виде дяденьки, который сидел на заседании, в сереньком костюме, именно он и предложил создать АНО,— говорит Кирилл Серебренников.

- Вы договорились с Апфельбаум об организации АНО?

- Нет.

- Вы говорите, что АНО предложили организовать в Минкульте. Можете вспомнить фамилии?

- Организацию взял на себя Итин.

- Кто-то еще принимал участие в этой работе?

- Малобродский участвовал. Он сказал, что будет помогать, работать.

- Вы лично участвовали в разработке документов?

- Насколько помню, нет, потому что это был типовой устав.

- Какие-то требования к документам вы предъявляли?

- Нет.

- Какова была ваша роль в АНО?

- Я был учредителем этого АНО.

14:40. - Занимали ли вы в «Седьмой студии» какую-либо административную должность? – спрашивает адвокат Серебренникова Харитонов.

- Нет, я был худруком,— отвечает Серебренников.

- Что входило в ваши обязанности?

- Худрук — это человек, который составляет всю художественную программу проекта и следит за ее реализацией.

- Какие-то организационно-распорядительные функции в АНО у вас были?

- Нет, не было.

- Было ли в «Седьмой студии» правление?

- Это была формальная необходимость.

- Имели ли вы как худрук права давать указания о ведении хозяйственной деятельности?

- Нет, никаких. В моих полномочиях не было таких прав. Я как худрук, моя территория ответственности — это художественные процессы и формирование программы. Я не вел хозяйственную деятельность.

- Вы подобные указания, связанные с порядком ведения хозяйственной деятельности, Итину давали или нет?

- Нет, не давал.

- А в части бухгалтерии Масляевой?

- Нет, никогда.

- Отчитывались ли перед вами Итин и Масляева?

- Нет.

14:51. - Было ли вам известно о поступлении денег в АНО «Седьмая студия»? — спрашивает адвокат Дмитрий Харитонов.

- Конечно, мне было известно. Более того, когда они не поступали, мне еще больше было известно. Мне говорили: «У нас нет денег, не перечислены гонорары, у нас артисты плачут, уйдут». Пришли деньги или нет, я всегда знал. Мы от этого очень зависели,— говорит Серебренников.

- Подписывали ли вы какие-либо финансово-хозяйственные документы?

- Я несколько документов подписал, они касаются рамочных соглашений с Минкультом, потому что оно в какой-то момент просило их подписать.

14:55. - Когда и при каких обстоятельствах вы с Итиным познакомились?

- Нас познакомила его покойная мать. Это было в 2011 году, когда стало понятно, что проект может состояться.

- Когда и почему вы предложили Итину должность гендиректора АНО «Седьмая студия»?

- Я предложил ему должность, потому что у него была репутация человека, сведующего в экономических вопросах, а «Платформа» — это театральный проект. Нужно было с нуля сформировать театр, который выпускал бы по 10 премьер в месяц. Это была очень интенсивная работа, у Юрия Константиновича была такая репутация и я его позвал. Это было после встречи с президентом.

- Определяли ли вы Итину его должностные обязанности?

- Я рассказал ему идею. Мы начали это обсуждать. Мы разделили полномочия: я отвечаю за художественную часть, а он — за экономическую.

- Были ли должностные обязанности Итина определены АНО «Седьмая студия»?

- Я не знаю, не помню. Наверное, были.

- Обсуждали ли вы с Итиным размер зарплаты?

- Мы обсудили, сколько мы можем получать. Называли суммы, сумму самую небольшую и такую незначительную по меркам того, сколько получают руководители московских театров. Порядка 100 тыс. мы хотели бы получать за эту работу в течение трех лет без выходных.

- Почему вы не приняли обязанности Итина на себя?

- Потому что я в этом ни черта не понимаю.

- С какого времени Итин вступил в исполнение обязанностей?

- Трудно с датами. Но как только учредили, он сразу вступил.

- Были ли Итин официально устроен в АНО «Седьмая студия»?

- Да.

- Контролировали ли вы деятельность Итина?

- У меня нет полномочий контролировать деятельность Итина.

- Обсуждали ли вы с Итиным текущие вопросы деятельности «Седьмой студии»?

- Да, я был с ним в контакте. Деньги от Минкульта все время опаздывали, и мы не могли публике объяснить, что деньги не пришли, идите отсюда. Мы созванивались и обсуждали, как это делать. Иногда мы давали свои личные деньги. Не могу сказать, что контакт был постоянным. Все шло своим чередом.

14:58. - Сколько Итин был директором «Седьмой студии»? – продолжает опрос адвокат Харитонов.

- Все годы существования «Платформы» - с 2011 по 2014 годы,- говорит Серебренников.

- Итин совмещал работу?

- Да, он был директором ярославского театра. У нас был разговор. Я просил его не уходить. Сказал ему, что мне нужна его помощь. Найти директора в театр сегодня в Москве невозможно, и тогда было невозможно. Я просил его совместить работу в Ярославле с работой на «Платформе».

- В то время, когда Итин был директором театра, он занимался «Студией»?

- Он постоянно был в Ярославле, но когда возникали какие-то вопросы, я звонил ему и общался с ним, и он эти вопросы решал.

- За все три года существования «Платформы» были основания предъявить претензии Итину?

- Этот проект был, у нас есть грамота из Минкульта о том, что проект был. Претензий нет.

- Зачем Итин выписал на ваше имя доверенность?

- Эта доверенность была сделана по просьбе Минкульта, чтобы я смог подписать рамочные документы.

15:01. Адвокат Дмитрий Харитонов прервал допрос Кирилла Серебренникова и попросил перерыв. Судья решила не устраивать перерыв и назначила следующее заседание на завтра, 8 ноября, на 10:30.


ОТСЮДА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments