Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Category:

Россия возмущена вопросами ЕСПЧ по поводу дела Сенцова: "Не лезьте не в свое дело!"

Уполномоченный России в ЕСПЧ отчитал Страсбург за неправильные вопросы.

Вопрос о фальсификации представленных в российский суд доказательств находится вне компетенции Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), следует из ответа российских властей на вопросы, заданные судом в связи с жалобой украинского режиссера из Симферополя Олега Сенцова. «Ведомостям» удалось познакомиться с этим документом. Северо-Кавказский окружной военный суд в августе 2015 г. приговорил Сенцова к 20 годам колонии за подготовку теракта. Проходивший по этому же делу Александр Кольченко получил 10 лет тюрьмы.

В декабре прошлого года ЕСПЧ коммуницировал их жалобу на приговор, в которой заявители настаивают: признательные показания были получены под пытками, доказательства – сфабрикованы, а судебный процесс – политически мотивированным. Суд задал российским властям ряд вопросов. Его интересует, подвергался ли Сенцов жестокому обращению и был ли суд над украинскими гражданами «независимым и беспристрастным». В связи с этим ЕСПЧ просит прояснить природу показаний осужденных и доказательств по делу. Его также интересует, имелись ли основания для засекречивания личности ряда свидетелей и была ли их информация «единственной или решающей» в процессе.

Ссадины и кровоподтеки у Сенцова российские власти объясняют тем, что во время ареста и обыска он «на непродолжительное время был прижат лицом к стене». Что касается Геннадия Афанасьева, который на процессе отказался от показаний следствию и заявил, что дал их под пытками, то сам Афанасьев в ЕСПЧ не обращался – следовательно, суд «ни при каких обстоятельствах» не может исследовать этот вопрос, настаивает уполномоченный России в Страсбурге замминистра юстиции Михаил Гальперин, подписавший меморандум. По его данным, в отношении «засекреченных» свидетелей были соблюдены все требования УПК. Что касается вопроса о фальсифицированных доказательствах, то власти России «удивлены постановке такого вопроса». Оценка доказательств является задачей и исключительной привилегией российских судов, а «Европейский суд не может выступать в качестве суда четвертой инстанции».


ОТСЮДА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments