Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Categories:

По мнению Путина, вторую мировую войну развязали польские сволочи

poutin

20 декабря президент России Владимир Путин провел в Петербурге неформальный саммит СНГ, который полностью посвятил восстановлению исторической справедливости, то есть роли Европы, и прежде всего Польши, а не Советского Союза, в развязывании Второй мировой войны...

В библиотеку имени Ельцина приехали еще несколько лидеров вдобавок к имевшимся, и вот уже их было восемь (из Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Молдавии, Таджикистана, Туркмении и примкнувшей к ним России…). Владимир Путин усадил их за круглый стол и неожиданно провел полноценный и даже масштабный урок истории на тему начала Второй мировой войны.

И до этого было видно, какое впечатление на него произвела резолюция Европарламента «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы». За последние дни российский президент не один раз возвращался к этому документу, в соответствии с которым Вторую мировую войну развязали две тоталитарные державы — Германия и Россия... Владимир Путин понял, что если немедленно не вмешаться в историю, то могут произойти необратимые изменения в сознании огромного количества людей, к тому же перед праздниками в честь 75-летия Победы.

И усилий рядовых историков, какими бы титаническими они ни были, тут было недостаточно: и так не слышат. Нет, на одной стороне баррикад оказался европейский парламент. На другой — никого. И господин Путин решил, очевидно, исправить ситуацию.

Придумал и обставил он все это, по данным “Ъ”, сам. Лично. То есть он усадил лидеров стран СНГ, которые более или менее репрезентативно представляли большую территорию именно бывшего Советского Союза, главного то есть теперь обвиняемого на трибунале, который попытался устроить Европарламент, в кружок и предложил себя послушать...

— Когда говорят о Советском Союзе, говорят о нас,— сказал Владимир Путин слушателям.— Что же написано? Согласно этой бумаге так называемый пакт Молотова—Риббентропа… Напомню, что это министры иностранных дел Советского Союза и фашистской Германии… Как пишут дальше, «поделил Европу и территории независимых государств между двумя тоталитарными режимами, что проложило дорогу к началу Второй мировой войны». Пакт Молотова—Риббентропа проложил дорогу к началу Второй… Ну, может быть…

— Первый вопрос возникает — все время говорим о пакте Молотова—Риббентропа, мы повторяем это за нашими европейскими коллегами — вопрос: это, что, был единственный документ, подписанный одной из европейских стран, тогда Советским Союзом, с фашистской Германией?..

Российский президент наконец начал доставать из рукава свои волшебные записки:

— Мы, повторяю, из архива подняли некоторые документы. Хочу вас познакомить с некоторыми из них. У нас есть такой документ: шифровка полпреда СССР во Франции наркому иностранных дел СССР Литвинову от 25 мая 1938 года о доверительной беседе с премьер-министром Франции Даладье. Я просто прочитаю, интересный документ. «Премьер-министр Франции Эдуард Даладье последние дни посвятил выяснению позиции Польши». Имеется в виду по Мюнхенскому соглашению, в результате которого Германии должны были отойти Судеты — часть чехословацкой территории. «Зондаж в Польше дал самый отрицательный результат»,— это говорит премьер-министр Франции. «Не только не приходится рассчитывать на польскую поддержку, но нет уверенности, что Польша не ударит с тыла. Вопреки польским заверениям Даладье не верит в лояльность поляков даже при прямом нападении Германии на Францию. Он потребовал от поляков ясного и недвусмысленного ответа, с кем она в мирное и военное время. В этом плане он поставил ряд прямых вопросов польскому послу во Франции Лукасевичу. Он спросил его, пропустят ли поляки советские войска. Лукасевич ответил отрицательно. Даладье спросил тогда, пропустят ли они советские аэропланы. Лукасевич сказал, что поляки откроют по ним огонь. Когда Лукасевич ответил отрицательно и на вопрос, придет ли Польша на помощь, если Франция после германского нападения на Чехословакию... — а между Францией и Чехословакией был договор о взаимопомощи,— если Германия объявит войну Франции. Польский представитель ответил, что нет. Даладье сказал, что не видит смысла во франко-польском союзе и в жертвах, которые во имя него приносит Франция».

Владимир Путин стремительно погружался сам и погружал своих коллег в подробности, и все это было удивительно. Таким мы не видели Владимира Путина никогда: увлеченно читающим вслух архивные шифровки, обстоятельно трактующим и разъясняющим их… Оторваться от этого зрелища было невозможно. Он даже не с Европарламентом сейчас боролся, а с мировым фашизмом и ползучим его реваншем. И этот лектор продолжал зачитывать и зачитывать, профессионально предлагая изумляться вместе с ним:

— То есть о чем это говорит? О том, что Советский Союз готов был оказать помощь Чехословакии, которую нацистская Германия собиралась ограбить. Но в договоре между Советским Союзом и Чехословакией было записано, что Советский Союз будет делать это только в том случае, если свои обязательства перед Чехословакией выполнит и Франция! Франция связала свою помощь Чехословакии с поддержкой со стороны Польши. Польша отказалась!

Владимир Путин перебирал бумаги на столе:

— Это документ №5 здесь у меня лежит, я об этом сейчас сказал… Пойдем дальше, шестой документ…

Было уже понятно, что он сосредоточится на роли Польши. Она его интересовала больше других:

— Что же предприняли польские власти, когда Германия начала претендовать на часть чехословацкой территории? Они предъявили требования одновременно, так же как Германия, на свою долю «добычи» при разделе чехословацкой территории и потребовали, чтобы им тоже была передана определенная часть Чехословакии. Более того, были готовы применить и силу! Сформировали целую специализированную военную группу под названием «Силезия», в состав которой вошли три пехотные дивизии, кавалерийская бригада и другие части!

Владимир Путин опять обратился к своим бумагам, причем он на самом деле хорошо ориентировался в них, потому что явно готовился, и не четверть часа:

— Есть и конкретный документ из архива — из отчета командующего отдельной оперативной группой «Силезия» господина Бортновского о подготовке наступательной операции, захвате Тешинской области и обучении войск. Польские власти готовили и засылали боевиков на чехословацкую территорию для совершения диверсий и терактов, вели активную подготовку к разделу и оккупации Чехословакии. Следующий документ — запись беседы посла Германии в Польше господина Мольтке с министром иностранных дел Польши господином Беком. В этом документе министр иностранных дел Польши господин Бек выразил надежду… Дальше цитата: «В областях, на которые претендует Польша,— он прямо об этом говорит,— не возникнет противоречий с германскими интересами». То есть происходит дележ чехословацкой территории!

Он проинформировал, что «Польша одновременно с Германией, которая аннексировала Судеты, 1 октября 1938 года начала прямой захват чехословацкой территории, тем самым разорвав соглашение, которое сама ранее заключила с Чехословакией».

Но ценность лекции была прежде всего в эксклюзивных документах, которые мечтали получить многие историки (или, точнее, все). Но повезло только Владимиру Путину:

— В Польше, безусловно, отдавали себе отчет в том, что без гитлеровской поддержки попытки захвата части территории Чехословакии обречены на провал. В этой связи хочу вам процитировать следующий очень показательный документ — запись беседы германского посла в Варшаве господина Мольтке с Юзефом Беком о польско-чешских отношениях и позиции СССР в этом вопросе от 1 октября 1938 года. Германский посол в Польше господин Мольтке докладывает своему руководству в Берлин. Господин Бек... это министр иностранных дел, напомню, Польши... между прочим, выразил большую благодарность за лояльную трактовку польских интересов на Мюнхенской конференции, а также за искренность отношений во время чешского конфликта. «Правительство и общественность Польши полностью отдают должное позиции фюрера и рейхсканцлера». То есть он с благодарностью отзывается о действиях Гитлера на конференции в Мюнхене! Стоит упомянуть, что польские представители не были приглашены на Мюнхенскую конференцию и представлял их интересы, по сути говоря, Гитлер.

Президент России добавил, что Польша, по сути, взяла на себя роль подстрекателя: «втягивала Венгрию в раздел Чехословакии, то есть осознанно стремилась повязать в нарушение международного права и другие государства».

Что-то такое он сейчас делал с Польшей, после чего той придется непременно реагировать: например, разрывать дипломатические отношения с Россией. Или по крайней мере посла отзывать. И было такое впечатление, что Владимир Путин сам готов к этому, а может, и ждет, и если Польша сама не сделает этого, то это сделает он.

Просто было такое впечатление.

— Следующий, десятый документ…— продолжал безжалостно восстанавливать историческую справедливость президент России.

Эти документы продолжали сыпаться один за другим, ими российский президент иллюстрировал историю предательства Европой Чехословакии и последствий для самой Европы. Он дошел таким образом до Мюнхенского сговора и комментария Уинстона Черчилля:

— То есть о чем Черчилль сказал? То, что произошло в Мюнхене, то, что западная так называемая демократия сдала своего союзника,— это начало войны!

О роли Сталина во всей этой истории Владимир Путин выразился аккуратно: тот, надо понимать, ничем себя не запятнал.
— СССР, оставшись в одиночестве, вынужден был принять реальность, которую западные государства создали своими руками. Раздел Чехословакии был предельно жестоким и циничным, по сути, это был грабеж. Можно со всеми основаниями утверждать: именно мюнхенский сговор послужил поворотным моментом в истории, после которого Вторая мировая война стала неизбежной…

Это, впрочем, были фразы из советских учебников истории. Для них не требовались новые документы. Но это же была лекция, в которой ничего нельзя было пропустить и в которой все должно быть взаимосвязано. И в конце концов именно на страже интересов Советского Союза стоял сейчас и сам Владимир Путин.

И надо было слышать, как он это говорил! Теперь чуть не в каждом слове слышались уже несдерживаемая страсть и выразительность. Да, он читал с выражением и порой, казалось, упивался своими документами.

Коллеги слушали его, казалось, в некоторой оторопи. Они не были готовы к уроку. Им оставалось надеяться, что их ни о чем не спросят, не вызовут к доске, ибо она грозила бы стать для них доской позора.

Но слушали они очень внимательно. Им, кажется, открывался сейчас какой-то совсем другой Путин. Возможно, кто-то из них представлял себя на его месте. Может быть, им бы хотелось… Но это был он, а не они.

— Хочу вам представить еще один документ: запись беседы Адольфа Гитлера с мининдел Польши Юзефом Беком от 5 января 1939 года. Приведу лишь несколько выдержек из него. 13-й документ. Здесь мелким шрифтом все написано. Это копия документа от 17 мая 1939 года. Итак, цитата номер один. Фюрер говорит открытым текстом: «Оказалось не так-то просто добиться в Мюнхене от французов и англичан согласия на включение в соглашение также польских и венгерских претензий к Чехословакии». То есть Гитлер работал в интересах руководства этих стран тогда. По сути, Гитлер выступал адвокатом польских властей в Мюнхене… Гитлер заявляет, что… дальше прямая речь Адольфа Гитлера: «При всех обстоятельствах Германия будет заинтересована в сохранении сильной национальной Польши, совершенно независимо от положения дел в России. Идет ли речь о большевистской, царской или какой-либо иной России, Германия всегда будет относиться к этой стране с предельной осторожностью. Наличие сильной польской армии снимает с Германии значительное бремя. Дивизии, которые Польша вынуждена держать на российской границе, избавляют Германию от дополнительных военных расходов». Это вообще похоже на военный союз против Советского Союза.

Владимир Путин, цитирующий Адольфа Гитлера, по-прежнему производил сильное впечатление.

Тем временем дело дошло до донесения посла Франции в Варшаве господина Ноэля министру иностранных дел Франции господину Бонне о беседах с польскими коллегами от 31 мая 1938 года:

— Французский посол Леон Ноэль так описывает недвусмысленные речи, которые, не стесняясь, высказывали в ходе встречи с ним тогдашние польские руководители: «Если немец остается противником, он тем не менее европеец и человек порядка».

Владимир Путин оторвался от цитаты:

— Польша скоро узнает, что такое «европеец и человек порядка»! 1 сентября 1939 года это все почувствуют на себе!

И в самом деле вовремя, как говорится, напомнил.

— Дальше! — продолжил Владимир Путин.— «Русский для поляков — варвар, азиат, разрушительный и развращающий элемент, с которым любой контакт опасен, любой компромисс смертелен». Можно сказать в качестве комментария, это типичный образчик расизма, презрения к «недочеловекам», к «унтерменшам», в число которых записали русских, белорусов, украинцев, затем в этом числе оказались и сами поляки!

После этого Владимир Путин перешел к еще более болезненной теме, на которую были документы:

— В этой связи в подтверждение этого тезиса следующий документ. Донесение посла Польши в Германии Йозефа Липски министру иностранных дел Юзефу Беку от 20 сентября 1938 года. Считаю необходимым просто вам его зачитать. Он вел беседу с Гитлером, и вот что он пишет об этом, польский посол, своему министру иностранных дел: «В дальнейшем во время беседы канцлер» Германии, то есть Гитлер, «настойчиво подчеркивал, что Польша является первостепенным фактором, защищающим Европу от России». Из других высказываний фюрера следовало, что его осенила мысль о решении еврейской проблемы путем миграции в колонии в согласии с Польшей, Венгрией, а может быть, и Румынией. Гитлер предлагал выслать евреев из европейских стран для начала в Африку! Но не просто выслать — отправить их фактически на вымирание! Понимаем, что имелось в виду под колониями в 1938 году. На вымирание! Это первый шаг к геноциду, к уничтожению еврейского народа и к тому, что мы сегодня называем холокостом!

В январе Владимир Путин, как известно, поедет в Израиль.

— Что же ответил на это польский представитель и что он написал в этой связи своему министру иностранных дел, видимо, рассчитывая на взаимопонимание и на одобрение? «Я… то есть посол Польши в Германии… ответил… это он пишет своему министру иностранных дел... что, если это произойдет, если это найдет свое разрешение, мы поставим ему (Гитлеру!)... прекрасный памятник в Варшаве». Да-а-а…

Это, наверное, был апофеоз.

— Это что такое вообще?! — взорвался наконец российский президент.— Что это за люди?! Кто они такие?..

— И у меня складывается впечатление,— продолжал он,— что этого не только не хотят знать в сегодняшней Европе, а что это сознательно замалчивают, пытаясь переложить вину, в том числе за развязывание Второй мировой войны, с нацистов на коммунистов! Да, мы знаем, кто такой Сталин, да, мы дали ему свои оценки. Но думаю, что фактом остается то обстоятельство, что именно фашистская Германия напала 1 сентября 1939 года на Польшу, а 22 июня — на Советский Союз.

Это ведь было главное, что он пытался им напомнить.

— И что это за люди вообще, которые ведут с Гитлером такие беседы?! — продолжал российский президент, которому Польша так и не давала покоя.— Именно они, преследуя свои узкокорыстные, непомерно возросшие амбиции, подставили свой народ, польский народ, под военную машину Германии и, больше того, способствовали вообще тому, что началась Вторая мировая война. А как иначе думать после того, когда смотришь такие документы?!

У Владимира Путина, кстати, появилась новая трактовка сноса памятников советским солдатам в Европе, и, скорее всего, лишняя (не стоило уходить в отрыв от документов и выходить из роли беспристрастного изучателя архивов, которую он сам предложил себе):

— Кстати говоря, вы знаете, мне какая в голову мысль приходит? Ведь Сталин здесь совершенно ни при чем! Наши простые бойцы Красной армии, которым были поставлены памятники… Вот эти красноармейцы, кто они такие? В основном крестьяне, рабочие. И многие из них пострадали от того же самого сталинского режима: кто-то был раскулачен, родственники кого-то были сосланы в лагеря. Эти люди погибли, освобождая страны Европы от нацизма. Теперь их памятники сносят, в том числе для того, чтобы не всплыли факты фактического сговора с Гитлером некоторых тогда руководителей своих европейских стран! Это мстят не большевикам, а все делают для того, чтобы скрыть свою собственную позицию!

И даже про Брест мы услышали в завершающейся, а точнее, стихающей политинформации:

— А что касается, скажем, Бреста, то Красная армия зашла туда только после того, как эти территории были заняты немецкими войсками. Там вообще Красная армия не воевала ни с кем, с поляками не воевали. Более того, в это время польское правительство утратило контроль за страной, за управлением вооруженными силами и находилось где-то в районе румынской границы. Не с кем было даже вести переговоры никакие. Повторяю еще раз: Брестская крепость, которая нам всем хорошо известна как цитадель защиты интересов Советского Союза и нашего общего Отечества, одна из ярких страниц Великой Отечественной войны, она же была занята Красной армией только после того, как немцы оттуда ушли. Они ее уже взяли. И ничего у Польши Советский Союз не отбирал на самом деле…

Владимир Путин в целом закончил и теперь законно ждал комментариев коллег.

— Это надо передать в публичное поле,— по-моему, наудачу промолвил Нурсултан Назарбаев.

— Здесь и так мы уже в публичное поле это передали,— кивнул господин Путин.— Но я хочу просто это все оформить соответствующим образом и статью написать. Я хочу написать статью на этот счет!

Он, таким образом, считает сражение еще только начавшимся.


ОТСЮДА

Президент России Владимир Путин в резких выражениях высказался о работавшем до Второй мировой войны после Польши в Германии, пообещавшем установить Адольфу Гитлеру памятник за высылку евреев в Африку. Об этом он заявил на расширенном заседании коллегии Минобороны, трансляция велась на телеканале «Россия 24».

«Сволочь, свинья антисемитская, по-другому сказать нельзя. Он полностью солидаризировался с Гитлером в его антисемитских настроениях и, более того, за издевательства над еврейским народом обещал поставить ему памятник в Варшаве», — сказал глава государства.

Речь идет о Юзефе Липски, который был послом Польши в Германии в 1935–1939 годах.

Путин добавил, что у России достаточно материалов, чтобы «не дать испоганить память о наших отцах, о наших дедах, о всех тех, кто положил свою жизнь на алтарь победы над нацизмом». По его словам, именно люди, подобные тем, кто вел переговоры с Гитлером, сегодня сносят памятники воинам Красной армии, освободившим страны Европы от нацизма.


ОТСЮДА
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →