Андрей Мальгин (avmalgin) wrote,
Андрей Мальгин
avmalgin

Category:

Случайные доносы

1934 год. Закончился Первый съезд Союза советских писателей. В секретно-политический отдел НКВД стали поступать мнения делегатов.
Мариэтта ШАГИНЯН: "Доклад его (Горького - А.М.) на съезде неверный, неправильный, отнюдь не марксистский, этобогдановщина, это всегдашние ошибки Горького. Горький - анархист, разночинец, народник, причем народник-мещанин, не из крестян, а именно народник изх мещан. И в докладе это сказалось. Докладом все недовольны и даже иностранцы".
НОВИКОВ-ПРИБОЙ: "Съезд прошел под знаком "да здравствует Горький". Все, что съезд дал вообще:"да здравствует Горький".
Бор.ПИЛЬНЯК: "Я не политик, но скажу, что мера должна быть во всем. И даже в части похвал... Я хочу работать в правлении союза. Я буду работать, но боюсь, что они не создадут деловой обстановки. На пленуме правления два раза аплодировали Горькому. Дело очевидно будет обстоять так, что, когда кто-нибудь вдвоем будет оставаться с Горьким, тотоже ему будут аплодировать. Как вы думаете, Фадеев и Панферов смирились и любят Горького? Я не допускаю даже этой мысли. Они увидели, чтоим не под силу и на ходу перестроились. Всеволод Иванов никого не любит. Он сделал ставку на Алексея Максимовича и думает стать его преемником, но этого никогда не случится."
Л.СЕЙФУЛЛИНА. "Обстановка тяжелая, кругом хищники, предатели. Работать могу, только отвлекшись от обстановки. В союзе чиновники, бонзы, презирающие писателей... Обиженных много. На днях у Льва Гумилевского была пьянка. Повез Пильняк. Я думала - просто поболтать, а там, оказывается, собралась фракция обиженных и устроили пьянку... Я и Пильняка выругала, зачем он лезет в эти дела. Его новый рассказ мне не понравился - в нем что-то вроде пародии на съезд писателей, хотя Пильняк это отрицает. И этот рассказ уже принят в "Новом мире" и, конечно, пойдет, а хорошие авторы, как Правдухин, в загоне".
Илья СЕЛЬВИНСКИЙ. "Горький является рассадником групповщины худшей, чем при РАППе, потому что вкусовщина играет еще большую роль. Развивается подлейшее местничество. Вс.Вишневский был на банкете у Горького и рассказывает, чтотам имело значение даже, кто дальше и кто ближе сидит от Горького".
Вера ИНБЕР: "Критики смертельно обижены. Подумать только: ни Усиевич, ни Ермилов никуда не выбраны... Ведь теперь важно не то, что скажет Юдин или этот толстый дурак и бездарность Кирпотин, а что скажут наверху. Горький может быть опять распоряжаться, как хочет. Полимтиканство будет продолжаться".
Лев КАССИЛЬ. "При верховном руководстве Горького обольщаться вообще трудно. Если у него есть своя политика, то она определяется исключительно личными моментами: какой это все-таки мелко-мстительный старик. Он никогда не простит, например, покойному В.В.Маяковскому его стихов о нем".
Петр ОРЕШИН. "Все выступления на съезде стоят друг друга. Смехотворные речи, над которыми следующие поколения будут издеваться. Выступление Бухарина, которое всем нравится, не представляет ничего примечательного. Что можно ожидать от Бухарина, если он провозглашает первым поэтом бессмысленного и бессодержательного Пастернака?"
Пантелеймон РОМАНОВ: ""Отменная скука и бюрократизм, который не оживить никаким барабаном. Доклад Горького для тех, кто читал его в газетах, в обрамлении всяческих энтузиастических комментариев, может быть, и представляет интерес, но для нас, слышавших его здесь, это было очень тяжелое зрелище... начальник департамента прочел, без всякого внутреннего подъема, приказ своего высшего начальства".
Целые тома этих отзывов.

Знали ли эти и другие писатели, что их "мнения" нач.секретно-политическим отделом НКВД СССР Люшков отправлял Агранову и Ягоде, а те в полном объеме относили Сталину? А тот на ус мотал? Карандашиком пометочки делал около фамилий?
Все они прекрасно знали. Валили Горького, валили Бухарина, валили друг друга. Отсюда и грустное замечание Сталина: "Других писателей у меня для вас нет."

Imported event Original
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author