Category: еда

avmalgin

Директивы

Отчасти понимаю англичан. Болваны из Брюсселя завалили Европу директивами, регулирующими все сферы жизни. Некоторые бессмысленные. Например, приходит однажды директива о запрете готовить в общепите на открытом огне. Здрасьте, сказали итальянцы, а как мы будем готовить пиццу?

Есть даже директива о запрете превышать определенный уровень соли в хлебе. Это был удар по французам. Потому что весь их хлеб в тот момент противоречил европейским нормам.

Или о запрете распятия в школах. Итальянцы снова: ну уж нет! Когда десять лет назад об этом было объявлено, тогдашняя итальянская министр образования призвала не выполнять директиву. В ответ одна из родительниц обратилась в ЕСПЧ с жалобой, что в классе, где учится ее ребенок, распятие продолжает висеть. ЕСПЧ постановил: снять! И еще выплатить 5 тыс. евро за страдания ее отпрыска. Дело получило огромный резонанс, по стране прокатились протесты.

И думаете, кто был истцом в ЕСПЧ, посвятившим несколько лет жизни борьбе против распятия в школах? Какая-нибудь сумасшедшая исламистка? Ничего подобного . Гражданка Финляндии, проживающая в небольшом городке близ Падуи. Борьба продолжалась несколько лет, и когда дама одержала победу, ее сын уже закончил школу.
avmalgin

Кафка

Ресторан «Армения», расположенный на Тверской улице в Москве, отсудил у Алексея Навального и других оппозиционеров 241 тысячу 520 рублей. В такую сумму суд оценил упущенную выгоду ресторана из-за митинга 27 июля, передает «Медиазона».

В иске говорилось, что из-за скопления протестующих в день акции протеста ресторан «был вынужден приостановить ведение своей деятельности» на весь день и недополучил 551 тыс. 847 рублей 40 копеек дохода (из них 155 тыс. 495 рубля — средний субботний доход ресторана, а 396 тыс. 352 рубля — стоимость отмененного банкета, — прим. «Медиазоны»).

Ответчики — Алексей Навальный, Александр Соловьев, Илья Яшин, Юлия Галямина, Любовь Соболь, Иван Жданов, Владимир Милов, Олег Степанов и Георгий Албуров.

В ходе судебного процесса стороны выясняли параметры якобы запланированного на 27 июля банкета, который не состоялся из-за протестных акций. Представители ресторана огласили меню, в котором в том числе фигурировали «метровые люля» (Telegram-канал Baza опубликовал скан блюд). Кроме того, представители ресторана заявили, что на каждого посетителя ресторана приходилось по 4,3 килограмма еды, приготовленной на несостоявшийся банкет. Сторона защиты настаивала на том, что человек столько съесть не может.


ОТСЮДА

avmalgin

Как Березовский нанимал себе журналистов

Три фрагмента из книги Петра Авена "Время Березовского". Не журналисты интервьюируют Авена, а он их.

СЕРГЕЙ ДОРЕНКО



Авен: В важнейших коллизиях 90-х годов, включая выборную кампанию 1996 года и потом известную борьбу с Лужковым и Примаковым, ты был на самом острие. Поэтому мое желание поговорить с тобой очень естественно. Начнем хронологически: когда ты познакомился с Борисом?

Доренко: Познакомились мы сначала за кадром, то есть мы не виделись, но уже были знакомы заочно. Это имело принципиальное значение. В июне 1994 года на подъезде к клубу ЛогоВАЗа его взорвали. Он был весь в каком-то мясном фарше из тела собственного водителя, потому что водителя разорвало в клочья, часть лица у него была обожжена.

А: Я был там, я приехал примерно через 15 минут после этого.

Д: А я со съемочной группой приехал, может быть, через часа два, издеваться. И я был абсолютно в гневе.

А: А почему издеваться?

Д: Я скажу почему. Я тогда снимал программу “Подробности”, которая шла в 20:20, после “Вестей”. И я приехал туда с таким пафосом, что подонки богатеи – безусловно, бандиты и негодяи, потому что хороший человек не может быть столь богат, – стреляют друг в друга на наших улицах. Тогда в эфире я сказал, что хотел бы сделать большой полигон, где все эти подонки стреляли бы друг в друга, мучили, пытали, взрывали, резали бы ремни из спин, – специальное место, где мразь разбиралась бы друг с другом. Я сказал: “Мне не жалко Березовского, я в восторге, что его взорвали, но там могла идти учительница и нести кефир. Домой идет, уставшая, ноги болят, и рядом взрывают Березовского. Разве это прилично – мешать добрым людям? Взрывайтесь где-то в специальном месте” – вот о чем я сказал. Борис знал о том, что я снимаю, знал, что мы были единственной съемочной группой на подступах к дому.

А: Вас пустили в дом или вы были снаружи?

Д: Не пустили. Мы снимали его отдаленные рубежи охраны. Там в здании напротив стоял на балконе человек с биноклем и с оружием, кто-то из его людей контролировал, нет ли снайперов, и мы все это сняли. И он смотрел это по телевизору. И вот это сыграло ключевую роль, потому что когда он услышал, как я говорю, что нам не жалко мерзавцев, но нам жалко, что мерзавцы взрываются рядом с нами, – тогда он, весь обожженный, переломанный, в мясе охранника, сказал себе: “Я обязательно добуду этого журналиста, я обязательно с ним познакомлюсь, мы обязательно будем вместе”. Вот такой у него был вывод, необычный.

А: Парадоксальный, да.

Д: В 1995 году мы случайно снова встретились, когда убили Влада Листьева. Это было 1 марта. Надо сказать, что тогда поговорить некогда было – Березовский был мрачен, убит тем, что убили Влада и что сорвется проект “ОРТ”. А я был партнером Ирены и Дмитрия Лесневских и, в сущности, не играл первую скрипку, а готовил программу. Но так случилось, что я с Владом перед этим за неделю виделся, и у меня было ужасно подавленное состояние из-за того, что вот парня видел, руку жал, говорил, и так получилось противно. Но мы с Березовским там были вместе.
А позже мы делали программу “Версии”, делала Ирена Лесневская и Дима Лесневский, для Первого канала. И вдруг в какой-то момент меня выгоняют с Первого канала. И выгоняет, как мне представлялось, Березовский. Потому что он же был ответственным за Первый канал перед Ельциным. А всего-то я сказал, что вранье, будто у Ельцина стенокардия, потому что стенокардия лечится таблеткой нитроглицерина, а человек исчезает надолго. Конечно, это вранье. И я сказал, что у Черномырдина было шунтирование, они нам об этом не говорят, а врачи обсуждают между собой.
Значит, Черномырдин высказался обо мне, Коржаков высказался, что надо выгонять меня, в общем – все-все. И насколько я понимаю, Ельцин, который никогда не вмешивался в дела прессы, тем не менее с отчаянием сказал где-то: “Ну неужели ничего нельзя сделать с этим Доренко?” Он это сказал, и вот Березовский пришел ко мне, чтобы со мной поговорить. И я его не принял – это вторая заочная встреча.

А: Он пришел прямо на телевидение к Ирене?

Д: Он пришел к Ирене Лесневской. А я спрятался в студии, ел там курицу и писал текст. Нас тогда Ирена бесплатно кормила куриными ножками. И я ел курицу, а Березовский, оставив охрану внизу, поднялся, как простой человек, наверх. И это тоже, кстати, не может не тронуть по-настоящему – он сидел и 40 минут ел арбуз. У меня ребята привезли из экспедиции арбуз.

А: Он был совершенно не чванливый, это правда.

Д: Он сел, моя продюсерша порезала ему арбузик и кормила его арбузом ровно 40 минут. Он сидел в 10 метрах от меня, соседняя дверь, и спрашивал: “Сережа уже освободился?” Продюсерша Ленка прибегала, говорит: “Ну, ты освободился? Дурак, тут сидит Березовский, ты понимаешь или нет?” Я говорю: “Лена, я пишу текст. Я его звал?” – “Нет”. – “Он приехал сам?” – “Да”. – “Я его обещал принять?” – “Нет”. Я говорю: “Пошел он в жопу, пусть ест арбуз. Захочу – приму”. Он поел арбуз и ушел.

А: Наверняка никак не выказав раздражения.

Д: Никакого, абсолютно никакого раздражения. Пришел, поел – ну, не получилось.
После этого он мне позвонил и попросил подъехать: “Понимаешь, мы мужчины, нам надо поговорить, Сережа”. Я приехал к нему в ЛогоВАЗ, и он мне говорит: “Понимаешь, в чем дело, сложилась такая ситуация: я твой поклонник, мне нравится, что ты делаешь. Но Коржаков, и Ельцин, и Черномырдин – все морщатся, и Ельцин говорит: “Ну, что-нибудь можно сделать с этим человеком, почему он у нас такой камень преткновения?” Проблема большая, на тебя жалуются”. Тогда на меня жаловались Лужков, Лукашенко, Черномырдин, Коржаков и Ельцин сразу. Он говорит: “Ну, как я тебя могу прикрыть? Пойми, я хочу, чтобы ты работал, но я не в состоянии, у меня нет столько сил, чтобы тебя прикрыть. Я тебя спрячу – делай криминальную передачу. Я всем скажу, что ты больше о политике не говоришь, ты говоришь о криминалке. Хочешь – просто буду платить тебе деньги, а ты уйдешь из эфира”.
Я ему говорю очень холодно: “Спасибо, Борис Абрамович”. И пошел на пресс-конференцию, которую мне помогли созвать, потому что я перешел тогда на НТВ. Мне помогли Малашенко и Гусинский. Я счастлив был – 33 камеры явились, а я считал, сколько на меня явится камер. И я сказал опять очень гадкие, обидные слова – что мужчина, умеющий торговать подержанными автомобилями, возомнил себя богом на том основании, что ему разрешают обтирать коридоры в Кремле. Я говорю: “Принципиально считаю, что это неправильно, моя родина идет неправильным путем”. После чего я ушел на НТВ и продолжал эту программу теперь уже на светоче свободной прессы.

А: То есть де-факто тогда ты с Березовским и познакомился?

Д: В сущности. Но перед этим у меня была с ним война и презрение к нему как к человеку богатому.

Collapse )
avmalgin

Надежный заслон для сыра и хамона

Национальная мясная ассоциация​, куда входят крупнейшие российские производители мяса, птицы и изделий из них предложила запретить россиянам ввозить из-за рубежа мясную и молочную продукцию для личного пользования. Соответствующее письмо направлено вице-премьеру Алексею Гордееву, пишут "Ведомости". Подлинность обращения подтвердил глава ассоциации Сергей Юшин.

Авторы письма, среди которых такие компании как "Мираторг", "Черкизово", "Ремит", "Велком" и другие, просят усилить контроль за багажом ​и ручной кладью на границе и ужесточить наказание за незаконный ввоз продукции животного происхождения. Необходимость этих мер они объясняют риском завоза из-за рубежа через границу вместе с едой возбудителей опасных болезней животных – например, африканской чумы свиней и ящура. Они утверждают, что если привезенная продукция заражена, то вирус может распространяться контактным путем, а также через пищевые отходы, которые попадают на свалки...

Летом 2014 года Россия ввела продовольственное эмбарго, запретив ввоз некоторых продуктов из стран, которые поддержали санкции против Москвы после аннексии Крыма и за поддержку сепаратистов на востоке Украины. При этом россияне имеют право ввозить в страну до пяти килограмм продукции животного происхождения для личного пользования. Это должна быть готовая продукция в заводской упаковке.


ОТСЮДА
avmalgin

Кушать подано



Пирожные с лицами членов семьи последнего русского императора Николая II представил холдинг «Максим» на ежегодном мероприятии «Большой десертный бал», прошедшем на выходных в Тюмени. Фото с десертами выложила в Instagram одна из посетителей бала...

В 2018 году в стране отмечается 100-летие их гибели. Поэтому все конкурсанты так и или иначе использовали образ Романовых в своих изделиях...

Так, в частности, на конкурсе был представлен торт в виде книги о Романовых, один из участников выставил на суд зрителей съедобный царский поезд.


ОТСЮДА
avmalgin

Висит груша - нельзя скушать

Компании из Бельгии и Нидерландов последние годы продолжали поставлять груши в Россию, обходя наложенные санкции, сообщает телекомпания RTBF со ссылкой на опрос, который провела газета De Volkskrant. По предварительным оценкам, каждый год они отправляли в Россию около 70 тыс. т фруктов общей стоимостью около €56 млн.

Издание указывает, что производители из Бенилюкса переправляют груши в Россию через Белоруссию и Литву, предъявляя сертификаты, из которых следует, что фрукты выращены за пределами ЕС. Документы они приобретают у коррумпированных органов здравоохранения в странах Африки.

Телеканал утверждает, что благодаря этим махинациям бельгийцам и голландцам удается продавать в Россию около половины того объема, который шел туда до введения антисанкций.

Российское продовольственное эмбарго, которое было введено в 2014 году в ответ на санкции Евросоюза, предусматривает полный запрет на ввоз в страну фруктов и ягод из ЕС, Норвегии, Исландии и ряда других стран.

Вопрос о грушах обсуждался в феврале на встрече вице-премьера Бельгии Дидье Рейндерса и Дмитрия Рогозина, который тогда был заместителем председателя правительства России. Рейндерс тогда заявил, что россияне должны иметь доступ к бельгийским яблокам и грушам.


ОТСЮДА